Среда, 21 декабря 2016

Память о Фиделе

Оцените материал
(0 голосов)

Куба в трауре. Ушел из жизни выдающийся политик, вождь Кубинской революции, бесспорный лидер мирового социализма Фидель Кастро. 

 Он родился 13 августа 1926 г. В 1950 г. году окончил юридический факультет Гаванского университета, затем аспирантуру. В начале 50-х годов вступил в Партию кубинского народа, боролся против диктатуры американской марионетки Фульхенсио Батисты. В 1953 г. возглавил неудачную попытку свержения Батисты, был арестован. На суде произнес историческую речь «История меня оправдает», которая стала программой революционных преобразований, сплотила его единомышленников. В 1955 г., выйдя из тюрьмы, переехал в Мексику, где занялся подготовкой десанта на Кубу. В 1956 г. на катере «Гранма» вместе с группой сторонников, среди которых был и Эрнесто Че Гевара, высадился на востоке Кубы. Началась партизанская война против режима Батисты, которая завершилась победой революции. Повстанческая армия 1 января 1959 г. заняла столицу Кубы Гавану.

Под руководством Фиделя Кастро  кубинский народ смог пережить несколько попыток вооруженного вторжения наемников США, сплотиться вокруг программы строительства кубинского социализма, преодолеть «особый период», когда с начала 90-х годов блокада острова со стороны США и стран Запада была предательски поддержана российским руководством. ЦРУ организовало более 600 покушений на его жизнь – поставив рекорд в мировой истории. Однако все эти попытки провалились.

Куба стала форпостом социализма в Западной полушарии, оказала огромное воздействие на «красную волну» начала 2000-х годов, когда в Венесуэле, Аргентине, Бразилии, Боливии и ряде других стран Латинской Америки к власти пришли лидеры социалистической ориентации.

Одним из самых известных исследователей Кубы в нашей стране является доктор исторических наук Е.А.Ларин, который в 60-е годы работал на Острове Свободы, был хорошо знаком с лидерами кубинской революции. Он часто встречался с Фиделем Кастро, Э. Че Геварой и эти встречи навсегда остались в памяти.

Он  опубликовал монографию «Роль Повстанческой армии в Кубинской революции». Впервые в советской историографии на основе огромного количества архивных источников, документов, материалов были показаны сложнейшие перипетии борьбы на Кубе во второй половине 50-х годов, превращение маленького партизанского отряда в мощную Повстанческую армию, одержавшую триумфальную победу  в январе 1959 г.

«Весь ход Кубинской революции, – пишет автор, – подтвердил правиль­ность курса на вооруженную борьбу, взятого Ф. Кастро и его сторонниками 26 июля 1953 г.; партизанская война, начатая в Сьерра-Маэстре, при­вела в движение народные массы, способствовала их мо­билизации на борьбу против диктатуры, до предела обострила противоречия военно-политического режима». Ф. Кастро, характеризуя обстоятельства, способствовавшие успешному ходу борьбы, начатой им и его товарищами, писал: «Нам благоприятствовало, во-первых, то, что вра­ги нас вначале не принимали всерьез; во-вторых, многие люди думали, что мы просто романтики и что мы идем на верную смерть; в-третьих, кое-кто думал, что нами дви­жет тщеславие; в-четвертых, существовало мнение, что наша группа революционных руководителей — проводни­ки консервативных или нерадикальных идей».

Кубинская революция  носила глубоко народный харак­тер. Ее основными движущими силами были рабочий класс, крестьянство, средние городские слои, прогрессив­ная интеллигенция. «Сила Повстанческой армии определя­лась прежде всего тем, что она представляла собой воору­женный народ».

Кроме партизанской войны победе революции способ­ствовали и другие формы борьбы: забастовки рабочих, на­родные протесты против репрессий, студенческие манифестации, движение крестьян против сгона с занимаемых зе­мель, саботаж на фабриках, заводах и сахарных сентралях, бойкот выборов. На протяжении революции на повестке дня постоянно был лозунг всеобщей забастовки, что застав­ляло правительство Батисты держать в боевой готовности войска в городах. Революционная борьба в городах явилась своеобразным щитом, прикрывшим Сьерра-Маэстру и не позволившим диктатору нанести партизанам сокрушающий удар.

Революция на Кубе развивалась на основе национально- освободительных традиций кубинского народа и в то же время испытала большое влияние марксизма-ленинизма. «Без блестящей революционной деятельности Хосе Мар­ти,—  говорил Ф. Кастро,— без вдохновляющего при­мера и бессмертных дел Сеспедеса, Аграмонте, Гомеса, Масео и других легендарных героев прошлых сражений, без величайшего научного учения Маркса и Энгельса, без гениального Ленина и его подвига, не имеющего себе рав­ных за всю историю, не могло быть и 26-го Июля...»

В интервью с автором статьи Е.А. Ларин вспоминает:

 Фидель очень часто рисковал своей жизнью. Но был убежден, что никто не посмеет поднять на него руку. Фактически его могли расстрелять после штурма Монкады. Ведь план был такой: в случае неудачного исхода всем надо отступать в Сьерра-Маэстру. В городе не оставаться ни в коем случае, выбираться в горы, а там объединиться. Действительно, штурм оказался неудачным. Какой-то солдатик вышел  по нужде и заметил чужих людей, поднял тревогу. Все случайно. Но тем не менее 80 человек погибло. И Фидель тоже отступал в Сьерра-Маэстру, и был один. И когда оказался в Сьерра-Маэстре, то сказалась напряженность этих дней и ночей, и он захотел спать. Нашел укромное место, заснул. И на него набрел наряд, который искал беглецов – участников штурма Монкады. Ефрейтор Сария, как и другие военные, получил указание задерживать всех подозрительных лиц и везти их в ближайшую воинскую часть. Он увидел Фиделя, разбудил его. Тот говорит:

– Я Фидель Кастро.

Сария:

– Я должен вас арестовать.

– А что дальше?

– Я должен привезти вас в воинскую часть.

– А там меня расстреляют?

– Скорее всего да.

– Ну и зачем тебе везти меня туда? Есть в этом какой-то смысл?

– Да особого смысла я не вижу.

– Ну тогда давай так: ты пойдешь своей дорогой, а я своей. И ты меня не видел. Согласен?

– Да.

Так Фидель избежал расстрела. Потом, после революции Сарию нашли, конечно, отблагодарили. Видимо судьба берегла Фиделя. Ведь на него было более шестисот покушений. Да и не столько судьба берегла, сколько ум. У него было потрясающее чутье на опасность, уникальное предвидение.

Он всю революцию просчитал до самых мелочей. Американцев обвел вокруг пальца тем, что в июле 1957 г. в Сьерра-Маэстре устроил встречу с ведущими политиками Кубы, всеми – левыми, правыми, буржуями и не-буржуями. Неважно, главное, чтобы занимали высокое место в политической иерархии, чтобы их знал народ, а также была известность за рубежом, прежде всего в США. И все приехали. И он говорит:

– Вот теперь мы будем выбирать правительство, которое будет после победы революции. Наша победа неизбежна, и нам сейчас надо подумать о президенте и премьер-министре. Я предлагаю президентом Мануэля Уррутия, премьером Хосе Миро Кардону.

И предложил кандидатуры, которые были хорошо известны американцам. Уррутия был известным адвокатом, который защищал на суде пленных участников революционного «Движения 26 июля» и заявил, что эти молодые люди имели полное право с оружием в руках защищать кубинскую конституцию. И Фидель на заседании 1957 г. сказал:

– Такие адвокаты – честнейшие люди нашего времени. И именно они должны возглавлять правительство.

А Миро Кардона был военным атташе в батистовском посольстве в США. Конечно, Кардона был врагом до мозга костей. Но Фидель сумел его привлечь к участию в революции! И даже назначил ответственным в «Движении 26 июля» за борьбу в городах. И я думаю, что все это было сделано специально, чтобы американцы особенно не беспокоились о том, что после революции пострадают их интересы на Кубе. И все пробуржуазно и проамерикански настроенные кубинцы подумали:

– Это хорошо, это именно то, что нам нужно! И Уррутия в общем-то свой человек, а Миро Кардона – тем более.

ЦРУ и госдеп США клюнули на это, им очень понравился выбор Фиделя. И когда на следующий день после победы революции, 2 января президент США Эйзенхауэр попросил представить ему аналитическую записку ЦРУ о положении на Кубе,  там было написано, что новым президентом Кубы будет М. Уррутия, премьером Миро Кардона, и эти люди очень лояльно настроены по отношению к США. Эйзенхауэр дал команду:

– Как можно скорее признавайте это правительство, пока нас не опередили русские!

В результате они признали 8 января, а мы через день, 10-го.

Ясно, что какой премьер, такое будет и правительство. В это правительство попал только один революционер, Фаустино Перес, который стал министром мелиорации. И министр культуры.

Фидель – только главнокомандующий повстанческой армией. И у революционеров среди СМИ только газета «Революсьон», которая каждый день печатает статьи:

– Да, революция победила. А что сделано из того, что планировалось, намечалось в качестве революционных реформ? Ничего абсолютно!

Конкретно ни на кого не указывали, просто констатировали:

– К сожалению пока революция пока не приносит своих плодов.

И так было до 16 февраля. Газета точила, точила… Наконец Миро Кардона написал в газетах открытое письмо:

– Фидель, друг, я благодарю тебя за доверие. Скажу тебе искренне, что творцом революции являешься ты. Ты совершил эту революцию, тебе и надо руководить. Ты это заслужил, ты этого добился.

В этот же день в вечерней газете:

– Миро, друг. Я согласен. Ты, конечно, много сделал. Благодаря твоему мужеству, находчивости гражданское сопротивление в городах было на высоте, это твоя заслуга. Да и во главе правительства в самое трудное время ты тоже сделал очень много, не дал реставрировать режим. Огромное тебе спасибо.

Расстались друзьями. А потом стали врагами. Кордона уехал в Майями, там эта шайка сделала его лидером. В операции в Заливе Свиней, в других операциях ЦРУ он активно участвовал. Встречался с Кеннеди. Более того, в высадке в Заливе Свеней контрреволюционная  «Бригада 2506» вся оказалась в плену. Но за 52 млн. долларов ее продали обратно американцам. Когда начались переговоры с американцами после бесславного поражения при высадке, Фидель сказал:

– Зачем они нам нужны? Нам сейчас нужны деньги. Поэтому давайте продадим их за 52 миллиона. С паршивой овцы хоть шерсти клок.

Американцы заплатили, и всю эту бригаду отправили обратно вместе с ее знаменем. Их лидеров в 1962 г. пригласил Кеннеди, и они поехали в Белый дом с этим знаменем.  Он сказал:

– Как хорошо, что вы сохранили это знамя. Я думаю, что в самое ближайшее время оно будет развеваться над президентским дворцом в Гаване. Там был и Миро Кардона.

А Уррутия в июле 1959 г. ушел со своего поста и не стал ввязываться ни в какие комбинации.

Поэтому Фидель это супер-гений в политике.

Да и если брать 1991 г. Тогда Горбачев решил покончить и с кубинским социализмом. Ни гроша, ни копейки для Кубы. У страны остался только сахар, от которого мы отказались. Сахар у Кубы купила Украина, потом продала его Ирану, и мы этот же сахар купили у Ирана, но уже за четверную цену! И вот Фидель в этих чрезвычайных условиях нашел выход из положения, привлек иностранный капитал. И среди инвесторов даже началась драчка за выход на кубинский рынок – кто кого опередит. И сейчас там среди иностранных инвесторов на первом месте Канада (25%), потом Франция, Испания, Китай.

В Китае там даже в партийных документах отмечено, что Куба является самым любимым местом отдыха китайцев. Они инвестируют туда большие деньги. Сейчас 3,5 млн туристов в год – это для Кубы уже хорошо. Это большие валютные поступления.

Последняя встреча Е.А. Ларина  с лидером Кубинской революции произошла в 2005 г.  в Гаване на представительном международном форуме «Диалог цивилизаций». Он вспоминает:

Все участники форума ждали президента Кубы и были убеждены, что Фидель не может не выступить на форуме с таким названием.  Когда мы приехали во Дворец Революции, в лучшем зале, самом большом и красивом, в половине четвертого появился президиум, в центре которого была главная фигура Фиделя. Конечно, его очень тепло встретили. И вообще, он пользовался большой симпатией, и в разговорах, когда мы общались с иностранными делегациями, все говорили:

– Какой Фидель мудрый, какой он талантливый, какой прямой человек. Всегда называет все своими именами, великолепно ориентируется во всех проблемах – экономических, политических, религиозных, эстетических.

Необходимо отметить его уникальную эрудицию. Вот например, Фидель говорит:

– Купил несколько книг.

Перечисляет их.

 – Но в душе я хотел бы иметь все книги мира. По философии, истории, литературе. И прочитать их все.

В общем, действительно, такой человек и должен был делать главный доклад на форуме, посвященном «диалогу цивилизаций». Он начал медленно, неторопливо, как это он всегда делал. Затем в нем проявился мощный духовный порыв, и он пошел, пошел рассказывать обо всех цивилизациях, начиная с Междуречья между Тигром и Евфратом. Очень остроумно шутил по поводу того, что мы их назвали «цивилизациями», а они пожирают и уничтожают друг друга,  а потом предлагают нам вести себя «цивилизованно», «цивильно» одеваться и «цивилизованно» решать проблемы. И когда вспоминаешь всю  эту историю, кажется, что может быть лучше мы бы не знали об этих цивилизациях. Конечно, какие-то позитивные моменты безусловно были, но в конце концов цивилизации пожирали самих себя. И это оставило огромный неприятный след в истории, в целом на фоне положительных идей и задумок человечества создать какую-то цивилизацию, решить какие-то сложнейшие вопросы в области культуры, религии, политики, экономики, в быту.

Вот вроде бы цивилизация должна распоряжаться как какая-то верховная инстанция, уполномоченная какими-то мощными верховными силами, верховным разумом, а она оказывается в конце концов какой-то обычной политической игрой.

Такого рода речь была встречена очень позитивно, аплодировали, задавали много вопросов. Фидель начал доклад в пол-четвертого, а закончил около восьми. Потом сказал: «А теперь я готов ответить на все ваши вопросы».

 – Как на все?

- Да, абсолютно на все ваши вопросы.

Забеспокоился  президиум. Вел собрание вывший гендиректор РЖД Якунин. Вопросов было очень много.

Я очень хотел задать Фиделю вопрос, и Якунин, видимо заметив мою руку и предоставил  мне такую возможность. Мой вопрос звучал так: ­– Команданте, вы уже давно находитесь в постоянной сверхсложной борьбе, на грани риска. Какой, на ваш взгляд, был самый трудный период в этой борьбе?

И он задумался на некоторое время. А надо сказать, до этого он отвечал на все вопросы быстро, мгновенно, не задумываясь. А тут задумался, потрепал характерным жестом свою бородку, постучал по микрофону, поправил его, и потом говорит:

– Сегодняшний день и твой вопрос!

Зал восторженно аплодировал Фиделю.

 Он очень долго отвечал на вопросы.  Рядом со мной сидели девушки, видимо из кубинской правительственной команды, или из какой-то общественной организации. Но по их разговору я почувствовал, что они всех знают, обсуждают какие-то государственные проблемы. Я решил с ними поговорить и начал с вопроса:

– Не кажется ли вам, что Фидель  уже устал?

Они возмутились:

– Как устал?! Фидель не может устать! Вы знаете, что у него еще сегодня после этого форума заседание совета министров  и потом встреча с кубинской молодежью, с комсомольцами!

И действительно, пока он отвечал, уже пошел десятый час, и здесь включился Якунин – как председательствующий он заявил:

– Уважаемые коллеги, я обращаюсь ко всем вам. В нашей стране есть Трудовой кодекс, где четко ограничены часы работы. Фидель Кастро с нами работает уже непрерывно пять с половиной часов, и давайте мы сделаем доброе дело. Поблагодарим его и пожелаем ему доброго здоровья и дальнейших успехов в выполнении той высочайшей миссии, которую он уже долгие годы реализует.

Естественно, все поддержали, зааплодировали.  Якунин заявил об успешном завершении работы форума «Диалог цивилизаций». Пошли на выход, а так как я сидел недалеко от президиума, мы тоже встали и пошли. Появился Серго Микоян, сын А.И. Микояна:

– Привет!

– Привет!

Тепло поздоровались, поговорили. Вдруг Фидель, заметив Микояна, зовет:

– Микоян, Микоян!

Подошел к нам, поздоровался с Микояном и со мной:

–Ну, как вы?

Мы:

– Все нормально, отлично! Спасибо за блестящее выступление!

Обменялись несколькими фразами, но надо было отпускать его, потому что Фидель – человек деликатный, мог с нами проговорить еще сколько угодно. Поэтому пожали друг другу руки и разошлись.

Хотелось бы отметить, что и первый и второй раз, когда я с ним встречался, я почувствовал при рукопожатии его мощную руку – руку атлета, тренированного, уверенного в себе человека.

Тем неожиданнее оказалась его последующая болезнь. Потому что тогда он выступал как абсолютно здоровый человек – и интеллектуально, и физически, и психологически, и никаких проблем у него не было.

И кубинские девушки, сидевшие рядом на форуме, подтвердили, что Фидель никогда не устает.

И потом вдруг эта болезнь. Это было странно, неожиданно, причем болезнь настолько серьезная, что он был вынужден оставить все должности. Ну и потом мы видели уже Фиделя по телевидению, как болезнь потрепала его, как ему пришлось тяжело.

Но в 2005 г. запомнилось его совершенно блестящее соло – этот доклад, эти ответы на вопросы. Это было великолепно!

Похоже на Фиделя начала 60-х годов, когда я его видел и слышал, и это было последнее его мощное выступление. Да и аудитория была мощная, представительная. И он блеснул своей эрудицией, своим потрясающим кругозором. Это было просто незабываемо.

В 2006 г. у Ф. Кастро диагностировали онкологическое заболевание (первое в череде раковых заболеваний, странным образом поразивших почти всех левых лидеров Латинской Америки – У. Чавеса, Ф. Луго, Нестора и Кристину Киршнер, Л. да Силву, Д. Русеф и др.). Фидель временно  передал полномочия своему брату Раулю, а в 2008 г. официально ушел в отставку с поста руководителя Кубы. Однако до самой смерти он продолжал активную политическую и публицистическую деятельность. Чего только стоит его предложение наградить Обаму  за его «антидостижения» медалью не из золота, а из глины!

Во время торжественного празднования его 90-летия в августе нынешнего года Фидель произнес свою последнюю публичную речь, в которой ясно обозначил все глобальные проблемы современности, включая угрозу ядерного апокалипсиса, экологию, резкий рост народонаселения, пропасть между богатством и нищетой, хищническую эксплуатацию ресурсов империалистами и олигархами. В решении этих проблем, подчеркнул кубинский лидер, главную роль должна сыграть наука. Он резко раскритиковал выступление Обамы в Нагасаки: «Американский президент не снизошел даже до нескольких слов извинения за убийство сотен тысяч жителей Хиросимы и Нагасаки – городов, которые были выбраны американцами наугад только для того, чтобы продемонстрировать мощь своего нового оружия. А если нет раскаяния, то нет и искреннего желания сохранить мир, отказаться от опоры на силу, которая, как ему кажется, дает право уничтожать миллионы людей».

Главную роль в мировой политике, заявил Фидель в своем политическом завещании, должны занять Россия и Китай. Лидер Кубы, несмотря на все перипетии отношений за последние десятилетия, сохранил самые теплые чувства по отношению к российскому народу, обладающему, по его словам, «достоинством, мужеством и высочайшим интеллектом, которые позволят ему сохранить свои ведущие позиции в решении внутриполитических и мировых проблем».

 

Н. Иванов

Прочитано 990 раз

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments

©  Славянская академия