Пятница, 08 декабря 2017

БОРЬБА ЗА ДУХОВНЫЕ ЦЕННОСТИ РОССИИ – РЕШАЮЩИЙ ЭТАП БОРЬБЫ ЗА ЗДОРОВЬЕ ВСЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Оцените материал
(0 голосов)

Сергей Бабурин

Выступление 23 ноября 2017 г. в Санкт-Петербурге на Международной научно-практической конференции

 

Человечество тяжело больно. Об этом свидетельствуют не войны – они как социальные эпидемии сопровождают человечество всю его обозримую историю – а деградация населения в самых благополучных странах, утрата людьми нравственных ценностей, утрата главных человеческих чувств – любви мужчины и женщины, заботы о детях и стариках, сострадания, самопожертвования, взаимопомощи и солидарности. Стирается грань между добром и злом. Болезнь человеческого духа ныне опаснее болезней телесных, тем более, что она неумолимо ведет человечество к гибели.

Нации борются с нравственной деградацией общества как могут, но всё чаще то или иное государство принимает к руководству идеологию неудержимого потребления, разрешает однополые браки, заменяя понятия «отец» и «мать» терминами «родитель 1» и «родитель 2», считает свои оценки образа жизни единственно правильными. Хотя, надо отдать должное, после декриминализации гомосексуализма на общенациональном уровне и в самих США раздались отдельные протесты, вплоть до заявлений о праве штатов самостоятельно устанавливать моральные стандарты и диктовать нормы нравственности населению[1].

Дальновидно указывал ещё в IV в.н.э. св. Антоний Великий, что именно «ненасытное желание богатства и удовольствий, славолюбие и тщеславие при неведении истины суть самые злые страсти души»[2].  При всей абсурдности жизни в космическом смысле, мы имеем дело с новой трагичной дезинтеграцией личности, что в контексте эволюции позволило Э.Тоффлеру создать теорию волн как стадий человеческой истории[3]. Но, поскольку глобализация по североамериканским стандартам принуждает всех других силою делать только эти стандарты всеобщей основой жизни, нынешняя волна может оказаться для человечества последней.

Человечество выживет и сможет перейти к своему устойчивому развитию лишь создав всеобщую эффективную систему зравоохранения, которая, в свою очередь, должна опираться на духовно-нравственное здоровье отдельных людей и целых народов.

Вовсе не случайно в Совместном заявлении, подписанном по итогам исторической встречи Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с папой Римским Франциском 12 февраля 2016 года в Гаване, с явной тревогой подчеркивается: «Семья – естественное средоточие жизни человека и общества. Мы обеспокоены кризисом семьи во многих странах. Православные и католики, разделяя одно и то же представление о семье, призваны свидетельствовать о семье как пути к святости, являющем верность супругов по отношению друг к другу, их готовность к рождению и воспитанию детей, солидарность между поколениями и уважение к немощным». И далее: «Мы предостерегаем против такой интеграции, которая не уважает религиозную идентичность. Будучи открыты к вкладу иных религий в нашу цивилизацию, мы убеждены, что Европа нуждается в верности своим христианским корням»[4].

Россия играет в духовно-нравственном выздоровлении человечества роль особо важную. Благодаря основанному на православии русскому образу жизни именно русская нация, охватывающая все народы России, при всех её 300-летних испытаниях европейскими искушениями, сохранила жизнеутверждающее высокодуховное миросозерцание.

Прежде всего, сострадание и солидарность русского человека – неотъемлемая часть его национального самосознания. Для развития в каждом человеке совести как высшего духовного качества личности необходима актуализация высших моральных потребностей и ценностей, возможность противопоставить их более низким, выдвижение высоких требований к себе, развитие способности к самосознанию[5]. И тогда в систему духовных координат возвращается Бог, ибо созидательную социальную энергию порождают лишь те идеи, которые имеют метафизическое природное происхождение.

Но и современная Россия охвачена духовным нездоровьем. Искушения космополитического глобализационного неолиберализма за последние 30 лет поставили её в ряды обреченных на самоликвидацию стран и народов: убивающие семью под прикрытием ювенальной юстиции стандарты Совета Европы, культ однополого сожительства и бездуховной толерантности, личный эгоизм и стремление не зарабатывать на достойную жизнь трудом, а строить благосостояние на воровстве и случайном выигрыше... А ведь русскость живет в смыслах, замкнутых не на себя, она предполагает, по словам А.В. Пыжикова, «борьбу за иные ценности, образец которой явил наш народ. В этом его весомый вклад в историю человечества, так мало знакомого с бескорыстием, так редко бывающего добрым не для себя»[6].

Чего стоит формулировка  пп. 1 и 2 ст. 13 сегодняшней Конституции РФ: «В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной и  обязательной». В нашей Конституции, действующей с декабря 1993 года, закреплен принцип нигилизма, уравнивающий добро со злом. Есть и иные конституционные нормы, которые не позволят России и русским выбраться из трясины, куда нас внешние враги и внутренние отступники отбросили.

Отсюда следует, что и для России надо вести речь о духовно-нравственном выздоровлении, о конституировании основ такого выздоровления. Конституирование духовных ценностей включает три аспекта.

Первое, что необходимо изменить – основополагающий принцип Конституции. В ст. 2 Конституции России (Основы конституционного строя) ныне записано: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства». Как можно видеть, права и свободы человека поставлены в России над суверенитетом государства, над народом и его высшей властью, над целостностью и неприкосновенностью территории Российской Федерации, о которых речь идет лишь в последующих статьях, и которые не отнесены Конституцией к высшим ценностям.

Это и есть неолиберализм. Принесение всего существующего в жертву эгоистическим интересам и прихотям индивидуального существа.

Между тем, ещё в 2006 году Х Всемирный Русский Народный Собор напомнил, во-первых, что надо различать две свободы – внутреннюю свободу от зла и свободу нравственного выбора, а во-вторых, что существуют ценности, которые стоят не ниже прав человека. Это такие духовные ценности как вера, нравственность, святыни, Отечество[7].

Мнение традиционного для России общества российским же государством до сих пор не услышано. А пора позицию Х Всемирного Русского Народного Собора конституировать на высшем политико-правовом уровне, закрепив весь перечень наших духовных ценностей в Конституции.

Второе. Возвращение в российское общество духовной системы координат возможно лишь при конституционной реабилитации Православия. Не как одной из многих религий, а как системы самой духовной жизни народа. Русский (православный) человек понимает саму жизнь как подвиг. «Самым важным в православном миропонимании всегда было разумение, что земная жизнь – только ступень к жизни вечной – подчеркивал Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, – И в то же время эта вечная жизнь уже явилась, уже присутствует рядом с нами, если мы способны видеть её своим духовным взором. Вот откуда преобладающая в православном мироощущении радость, дух оптимизма и торжества»[8].

Православие пришло на Русь из Византии – Восточной Римской империи. Русская Православная Церковь Московского патриархата, вобрав за века традиции и образ жизни восточных славян, воссоединившихся с ними тюркских и финно-угорских племён, и создала русскую нацию, её национальное самосознание, её цивилизационные ценности и сам Русский Дух. Нет никаких оснований, кроме нигилистического и космополитического злого умысла, говорить о равноправии религий среди русского народа, в русском (российском) государстве. Борьба с Православием – ключевое звено всей русофобии.

Для нас должен быть особо значим опыт греков как народа, где сберегается основа всей православной традиции. И дело даже не в том, что в Конституции Греции особо регламентируется статус Святой горы Афон (отдельная ст. 105 Конституции). Главное – каково в целом отношение общества и государства к Православию в стране, где, конечно же, во множестве живут люди разных национальностей и вероисповединий.

В Конституции Греции целый раздел 2 части «Основные положения» посвящен отношениям Церкви и государства. Ст. 3 начинается словами: «Господствующей в Греции религией является религия восточно-православной Церкви Христовой». Клятва именем Святой, Единосущной и Нераздельной Троицы входит по Конституции в присягу и Президента, и депутатов Парламента Греции.

Убеждён, что аналогичные нормы необходимы и для Конституции России. Русская Православная Церковь для России – непременное условие национальной самоидентификации. Все остальные религии равнодостойны, но исторически для многонационального русского народа вторичны. Ведь никому не приходит в голову добиваться, чтобы королева Великобритании перестала быть главой англиканской Церкви, в Ватикане исключили бы из числа главных источников права Кодекс канонического права и апостолические постановления, а в Саудовской Аравии, где всё общество «базируется на исламской вере» (ст. 11 Конституции), а «государство защищает права человека в соответствии с исламским шариатом» (ст. 26 Конституции) – уравняли бы ислам с другими религиями. Да, всё это – исторические и национальные особенности.

Отсюда и следует, что в Конституции Российской Федерации должна быть отдельная статья примерно следующего содержания:

 «1. Российское Государство признает исключительную роль Русской православной церкви в истории России, православные ценности остаются и ныне духовной основой нравственности и культуры русского народа. Вместе с тем в Российской Федерации провозглашается полная свобода религиозных убеждений и вероисповеданий, независимость церкви от государства.

  1. Свобода религиозного сознания неприкосновенна. Пользование личными и политическими правами не зависит от религиозных убеждений каждого.
  2. Всякая известная религия свободна, и отправление её культовых обрядов осуществляется беспрепятственно под охраной закона. Отправление культовых обрядов, оскорбляющих общественный порядок или нравственные нормы, не допускается».

При этом всем пора современному обществу осознать, что сложившееся за века в России единство этносов и вероисповеданий, прежде всего православия и ислама, который со времен Екатерины Великой стал фактически второй государственной религией Российской империи, это единство сложилось не случайно. С полным на то основанием блистательный современный исследователь Нурлан Амрекулов утверждает, что Иван Великий и основная русская элита в XVI веке на духовной основе Православия восстановили духовные коды и систему империи Чингисхана, и именно этот процесс генезиса (становления) русской государственности определяет закон её дальнейшего функционирования[9]. Россия была и будет крепка русским цивилизационным единством славяно-тюркских и единых с ними народов.

И, наконец, третий аспект конституирования духовных ценностей.

Столкновение неолиберального и традиционного взглядов на человека и на будущее человеческой цивилизации, борьба за духовность человека и человечества проходит не только по границам, разделяющим государства, но и внутри стран и народов, в том числе внутри России.  Не случайно самым острым конфликтом современности является, по мнению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, не так называемое «столкновение цивилизаций», не борьба религиозных и национальных культур между собой, а «столкновение транснационального, радикального, секулярного глобального проекта со всеми традиционными культурами и со всеми локальными цивилизациями»[10].

Председатель Конституционного суда России В.Д. Зорькин также подчеркивает, что главное поле сражения – «те основополагающие правила человеческого общежития, которые позволяют различать добро и зло, предписывают поощрять добро и наказывать зло. Это нормы нравственности, индивидуальной морали и права, которые в своей совокупности определяются религиозной традицией или светской идеологией, укоренены в культуре и созвучны душе каждого нормального человека (т.е. человека, чья личная мораль не диссонирует с общественной моралью и правом как нормой свободы)[11].

И народы, уже утратившие свою самоидентичность, как и народы, зараженные бациллами нигилизма, национальной исключительности или, наоборот, социальной апатии, могут надеяться только на помощь России.

Человечество стоит перед необходимостью перехода к иному качеству жизни – к устойчивому развитию в гармонии с природой и всем окружающим его миром. Для достижения этой важнейшей цели современному обществу предстоит решить много разнообразных задач, одна из которых политико-правовая. Предстоит на уровне международного права и на уровне национальных конституций приступить к формированию основ права устойчивого развития, которому придется преодолеть существующее ныне размежевание между правом и нравственностью. Наиболее перспективна для начала этого процесса Россия, русское национальное сознание которой уже более тысячи лет отдает приоритет правде и справедливости перед правом и законностью. Эти мнимые недостатки России оборачиваются её достоинствами. Тем более, что надежды на Россию в этом случае будут возлагаться всем человечеством. При этом важно, чтобы духовные ценности, сбереженные Россией для человечества, были надежно закреплены в её конституционном праве.

Конечно, только усилиями России восстановить духовно-нравственное здоровье всего человечества невозможно, нужны союзники и соратники. Но для успешного морального лидерства требуется собственная общенациональная безупречность. Потому и необходимы неотложные меры по конституированию духовных ценностей России, обеспечивающих духовно-нравственное выздоровление России, а затем и всего человечества.

 

Сергей Николаевич Бабурин,

доктор юридических наук, профессор, Председатель Международного Славянского Совета, президент Международной Славянской академии наук, образования, искусств и культуры, президент Ассоциации юридических вузов, заслуженный деятель науки РФ, главный научный сотрудник ИСПИ РАН

 

 

[1] См.: Торреальба А.А. Два основных подхода моральной дипломатии в Латинской Америке // Актуальные проблемы экономики и права. Том 11. – 2017, № 3. – С. 135

[2] Добротолюбие: дополненное. В 5 тт. / В русском пер. святителя Феофана, Затворника Вышенского. Т. 1. – М.: Сибирская Благозвонница, 2014. - С. 60.

[3] Тоффлер Э. Третья волна: Пер. с англ. – М.: Издательство АСТ, 2002. – С. 44.

[4] Совместное заявление Папы Римского Франциска и Святейшего Патриарха Кирилла // Славяне. Журнал Международной Славянской академии. – 2016, весна. – С. 8.

[5] Милтс А.А. Совесть // Этическая мысль: Научно-публицистич. Чтения. М., 1990. С. 276.

[6] Пыжиков А.В. Корни сталинского большевизма. – М.: ЗАО «Издательский дом «Аргументы недели», 2016. – С. 372.

[7] Декларация о правах и достоинстве человека Х Всемирного Русского Народного Собора, 6 апреля 2006 г.// www.patriarchia.ru/db/text/103235.html

[8] Патриарх Алексий II. Служение делу христианского просвещения. М., 2008. С. 37.

[9] Амрекулов Н. Новый русский миропорядок от потомка Чингисхана. – М.: Алгоритм, 2017, 2017 – С. 33.

[10] Доклад Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла // ХХ Всемирный Русский Народный Собор «Россия и Запад: диалог народов в поисках ответов на цивилизационные вызовы». – М.: МОО «ВРНС», 2017. – С. 14.

[11] Зорькин В.Д. Выступление // ХХ Всемирный Русский Народный Собор «Россия и Запад: диалог народов в поисках ответов на цивилизационные вызовы». – М.: МОО «ВРНС», 2017. – С. 21.

Прочитано 1190 раз

КОММЕНТАРИИ:

comments powered by HyperComments

©  Славянская академия