Пятница, 30 июня 2017 10:58

Земельный передел в эпицентре Революций 1917 года

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

image_pdf Шумейко И.Игорь Шумейко, историк, писатель, член редколлегии журнала «Мужская работа», член Союза журналистов России и Москвы

Банальное сравнение государства с кораблем. Итак, революции 1917-го, допустим, капитан, команда, пассажиры немного посходили с ума, постреляли друг друга, попрыгали за борт… но что творилось с самим кораблем? Главный вопрос — Крестьянский, земельный.
Рост населения: 1724 — 13 млн; 1795 — 37,2; 1857 — 59,2. Ну и начало XX века – 150 миллионов.

Главная ступенька – 1795 год. У нас утвердилась странная мода на Павла Первого: «русский Гамлет»…
А достижения Екатерины Великой — «яркие, но поверхностные». Интеллектуалы, начиная с Чацкого должны смеяться над «временами очаковскими и покоренья Крыма».
Но с точки зрения нашей темы пропасть между Екатерининскими войнами и экспромтами её сына и обоих внуков следующая: до Павла война означала присоединение земель пригодных для расселения русских крестьян!
Целая страна «Новороссия» вместила миллионы.

После 1796 года: войны даже выигранные приносили только несвободные земли и громадные проблемы (Польша, Финляндия, Священный Союз…).

Вот парадокс! Те же славные фамилии: Кутузов, Багратион, славные победы…, но под цветными султанчиками, флагами, крестиками сражений на картах — скрыты совершенно разные явления. Одна из статей неформального «общественного договора» была нарушена: власть перестала решать национальные задачи.

Освобождение крестьян 1861 года. Пруссак Гакстгаузен, истинный учитель наших славянофилов, живописал достоинства русской сельской общины, позволявшей:

а) заменить ушедшего уже помещика и еще не пришедшее еще государство, по сбору налогов;
б) поддерживать социальный мир в условиях лавинообразного перенаселенности и малоземелья.

Трудно совмещаются в сознании: «1/6 часть суши, самая большая в мире» — и та бездна безземелья, захлестнувшая Россию в начале ХХ века.

Еще сложнее вместить другой парадокс: госаппарат не касался 90% населения страны. Сотни лет не было не то, что министерства, отдела, даже одного чиновника, что б мог принять претензии крестьян по тому же ежегодному весеннему переделу земли. Поступи подобное заявление из какой-нибудь деревни — ему удивились бы, как пришедшему с Марса.

Мать-община решала всё и… держала их всех в деревне.

Но и этот клин крестьянской земли, долгое время был обременен неподъемными долгами. Правительство платило помещикам примерно 80% стоимости земли (по оценке податных чиновников). Остающиеся 20% должен был помещику уплатить крестьянин. Закон 1861 года оставлял крестьянам решать: выкупать свою долю или нет. В 1883 году выкуп стал обязательным.

Деньги крестьяне брали в долг, у деревенских ростовщиков («мироеды, кулаки») под большой процент. Позже заработавший Крестьянский Банк обеспечил займы на лучших условиях. Задолженность по выкупным платежам накладывалась на проценты по займам. Только в 1907 году, склоняясь перед неизбежным, (правительство) вообще отменило выкупные платежи и аннулировало недоимки…

Цитата из в данном случае сумматора множества оценок, Ричарда Пайпса: -Но нанесенного ущерба было уже не поправить. Радикальные критики Положения 1861 года, утверждавшие, что землю надо было передать крестьянам без выкупа, задним числом оказались правы не только в нравственном, но и в практическом смысле. Экономическое состояние русского крестьянина ухудшилось, в 1900 г. он в целом был беднее, чем в 1800 году… Мужик, которого в конце XVIII в. иноземцы изображали веселым и добродушным, около 1900 года предстает в рассказах путешественников угрюмым и недружелюбным (…).

Уравнения устойчивого, воспроизводимого травопольного хозяйства (сочетания пашни с выпасами и паром) при отсутствии минеральных удобрений — требуют в год 10 тонн навоза на 1 га пашни (это 6 голов крупного рогатого скота). В России рубежа веков на десятину (примерно гектар) было 1,2 головы скота.

Это не позволяло повысить урожайность. Заставляло еще более распахивать пастбища. Порочный круг. В 1870-1900 годах площадь пашни выросла на 40,5%, сельское население на 56,9%, а количество скота — всего на 9,5%.

15 десятин земли на двор — условие устойчивой жизни. Но в 1877 году 28,6% крестьянских хозяйств имели уже менее 8 десятин/двор. В 1905 году — таких уже 50%. В 2 раза меньше порога устойчивости!

Из-за сокращения площади выпасов меньше тягловой силы — удар по возможному внедрению конных жаток, веялок, молотилок, всей дотракторной механизации. Еще один порочный круг захлестнувший Россию.

Важное напоминание. Потеряв миллионы в Первой мировой, Гражданской войнах, переделив ВСЮ помещичью, монастырскую землю, снова подошли к рубежной черте… Материалы XV съезда ВКП(б): Крупнейшей отрицательной чертой современной деревни, выражающей ее историческое прошлое и остатки общей отсталости страны, является так называемое «аграрное перенаселение»… «Коллективизация» 1929 года, главной задачей которой было не только изъятие у крестьян хлеба, но и изъятие самих крестьян из деревни…

70 лет писали: «Первый декрет товарища Ленина «О мире и земле»… и т.д. Вариант противоположной части политического спектра: «Ленин — первый обманщик, пообещал крестьянам землю».

В интервью газете «Московский комсомолец» мне пришлось опровергать: если и обманщик, то отнюдь не первый. Вот ситуация сразу после 1905 года, когда власть и оппозиция вели хоровод вкруг крестьянства. Оплот Самодержавия, царь избирательными законами стремился дать им как можно большее представительство в Госдуме. Далее, изумлялся в своих «Воспоминаниях» граф Витте: «Крестьянство в значительном числе явилось, но оказалось… имеет одну лишь программу: дополнительный надел землею. Правительство отказало и крестьянство пошло за теми, которые сказали: «Первое дело мы вам дадим землю да в придаток свободу», т. е. за кадетами (Милюков, Гессен) и трудовиками».

Задолго до большевиков крестьянами начали манипулировать либералы. У кадетов, конечно, и пол-мысли не было: где взять эту, обещанную крестьянам землю, но… интрига завертелась, «думская работа закипела».

Итого 90% населения веками самоуправлявшиеся, выросшие десятикратно, но переставшие получать дополнительные земли. Вооруженные и притом видевшие, что и эта (Первая мировая) война – явно не за новую землю, как при Екатерине. Уж они-то эту проклятую Галицию перешагали, перепахали окопами, могилами! Могли убедиться: земля не пустая, как Причерноморье, Южная Сибирь, Алтай.

15А воюют они сейчас за такие «понятные и нужные» крестьянину вещи, как Европейское равновесие, легитимизм, панславянизм (освобожденные в предыдущей панславянской войне болгары воюют против). Потому и грянула… Революция!

Авторизованный текст содоклада на пятнадцатом заседании Исторического клуба «Моё Отечество»
18 февраля 2016 года.

Прочитано 330 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

©  Славянская академия