Вторник, 15 августа 2017 22:56

Два в одном флаконе

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

«Проблема беженцев» и  Соглашение о свободной торговле

Те, кто имел дело с немцами, знают, как велика их тяга к соблюдению закона и упорядоченному образу жизни. Наверное, поэтому немецкое население при виде непорядка быстро созревает до протестов. Сегодня можно утверждать, что немцы воспринимают развивающийся «кризис беженцев» как большой непорядок, и страна  бурлит, начиная с низовых общин, кончая бундестагом. Однако, наблюдая за политикой всего Евросоюза в целом и Германии как главной страны-реципиента в отдельности, невольно начинаешь задавать себе вопрос, все ли здесь происходит именно так, как подают власти, или в их объяснениях имеются недоговоренности?

Ведь существуют очевидные факты, которые нельзя отрицать. Начнем с того, что население в ЕС достигло в 2014 году 507 млн человек. Даже при самых пессимистических ожиданиях, приток переселенцев в Европу в ближайшие два года не превысит 2 млн человек, то есть на 250 коренных жителей будет приходиться всего лишь один беженец или того меньше. Как-то не верится в то, что экономически благополучное объединение государств не в состоянии ассимилировать такую пропорционально ничтожную долю незваных гостей.

Чтобы не быть голословными, приведем в качестве примера Великобританию. Прощаясь со своим колониальным прошлым, эта держава создала достаточно либеральные въездные правила для граждан бывших колоний. А те не замедлили ими воспользоваться. Выходцы из Индии и Пакистана, из Африки и Ближнего Востока наводнили Туманный Альбион. Те, кому пришлось побывать в Лондоне и других британских городах, могут подтвердить тот факт, что огромное количество пешеходов на улицах имеют не англосаксонскую внешность. Понятно, что большинство из этих людей въехали давно и уже имеют британские паспорта, но и число тех, кого считают иммигрантами, тоже немаленькое. Сегодня их в Великобритании зарегистрировано 500 тыс. на 63 миллиона всего населения. То есть, здесь один недавно въехавший приходится всего на 120 коренных граждан, но никакой катастрофы не наблюдается. Лондон без лишнего шума решает проблему иммигрантов, правда, не хочет впускать переселенцев «новой волны», утверждая, что «ему своих хватает».

Так что же тогда происходит в континентальной Европе?

Общим местом в рассуждениях европейских политиков является то, что экономика ЕС расходов на незваных гостей не выдержит. Принять, расселить, социально адаптировать и трудоустроить новичков ей не по карману. Получается, первоначально выдвинутый Ангелой Меркель девиз «Примем всех!» пришелся не по вкусу не только соседям немцев, но и им самим.

Все без исключения правительства государств ЕС выступают против сколь-нибудь значительного притока беженцев, хотя для многих из них количество мигрантов не составит и сотни тысяч  человек. Коллективный разум ЕС начинает искать любые поводы для ограничения иммиграции. В этом плане уже сделано немало. Регулярные встречи глав-государств ЕС привели к следующей схеме действий.

Во-первых, решено, что так называемым экономическим переселенцам путь в Европу будет заказан. Это касается жителей Балканского полуострова, в первую очередь косоваров, которые влились в миграционные потоки в больших  количествах, турок, граждан ряда африканских стран, где нет гражданской войны, и даже Афганистана.

Каким образом ЕС намеревается депортировать эту огромную массу людей назад, еще не решено. Возможно, никак. Пусть сами уезжают. Зато решено, что с ними делать сейчас – они останутся в лагерях на границах в ожидании своей участи. Лагеря эти не приспособлены для продолжительного проживания, тем более в зимних условиях.

Во-вторых, для всех скапливающихся на границах ЕС беженцев будет построена всего дюжина таких лагерей, которые чиновники стыдливо называют «приемно-распределительными пунктами» с усиленной охраной. Правила проживания в этих пунктах весьма однозначны: любой, покинувший лагерь, будет наказан депортацией за пределы ЕС, независимо от того, является ли он беженцем из воюющей страны или нет. К этому обстоятельству добавляется то, что чиновники приемных пунктов перегружены работой в силу своей немногочисленности. В результате беженцы задерживаются в лагерях недопустимо долго, проживая в невыносимых условиях.

Таким образом, «территория мечты» встречает их длительным ожиданием у ворот с тем, чтобы они имели время передумать и избрать себе другие маршруты движения.

В-третьих, при въезде на территорию ЕС испытания не заканчиваются. Беженца приписывают к определенному населенному пункту, который он также не имеет права покидать. А если покинет, то считается нарушителем закона и выдворяется из страны.

В-четвертых, отказ европейских властей от программ строительства социального жилья, пунктов адаптации и языкового обучения беженцев имеет очевидную цель – лишить их иллюзий о «стране Лимонии» и снизить популярность идеи приезда в ЕС для тех, кто еще только собирается это сделать.

Тем не менее, несмотря на все рукотворные препоны, часть беженцев въезжает в ЕС и распределяется по низовым общинам, что вызывает среди рядовых граждан атмосферу психоза. Особенно это касается Германии, в которую стремится большинство переселенцев. На конец октября с.г. в Генеральной прокуратуре ФРГ скопилось около 400 заявлений граждан с требованием привлечь канцлера Ангелу Меркель к уголовной ответственности за государственную измену. Заявители, ссылаясь на пункт 2 параграфа 81 Уголовного закона Германии, считают, что действия канцлера, направленные на неограниченный приём беженцев, носят явные признаки насильственного изменения конституционного строя в стране.

На многотысячных демонстрациях сторонников движения PEGIDA («Патриотичные европейцы против исламизации Старого Света») А. Меркель во всеуслышание именуют «предательницей народа» и «шлюхой для беженцев», а по улицам Дрездена демонстранты носят виселицу с двумя петлями и надписями: «Для «мамочки» Меркель» и «Для Зигмара Габриеля» (вице-канцлер Германии, председатель Социал-демократической партии); в рядах демонстрантов звучит речёвка «Меркель — в Сибирь, Путина — в Берлин».

В социальных сетях негодование достигло такого накала, что многие ведущие СМИ страны перекрыли читателям свои онлайн-версии для комментариев на тему беженцев. Например, популярное интернет-издание RP-online опубликовало такое обращение к своей аудитории:

«Уважаемые читатели! Ваше мнение очень важно для нас. Однако на данный момент мы вынуждены приостановить комментирование публикуемых нами материалов о кризисе с беженцами. Мы получаем столько агрессивных записей, что конструктивное обсуждение вряд ли возможно. Поэтому мы временно отключили функцию комментариев по этим вопросам. Но вы можете сообщать нам своё мнение через Facebook или по электронной почте».

Критикуют политику канцлера и её ближайшие соратники по правящей коалиции. Так, юридический советник фракции ХДС/ХСС в Бундестаге Ханс-Петер Уль прямо заявил, что «рано или поздно границы всё равно будут закрыты — с Меркель или без неё», и предупредил канцлера о возможных негативных последствиях.

Недовольство растёт и в чиновничьих кругах. Коллективное письмо канцлеру с настоятельной просьбой ограничить миграционный поток направили 200 бургомистров земли Северный Рейн — Вестфалия.

Недовольны и власти Баварии — важнейшего союзника Меркель. Председатель баварской ХСС Хорст Зеехофер в ультимативной форме потребовал от канцлера ужесточить миграционную политику. В противном случае его партия оставляет за собой все возможности ответа — вплоть до выхода из коалиционного правительства ФРГ и расторжения традиционного союза с ХДС.

Начиная с сентября рейтинг Меркель неуклонно снижается, достигнув в настоящее время 46%, что является наихудшим результатом за последние три года. И если ещё недавно главной темой в политических кулуарах Берлина был вопрос, пойдёт ли Меркель через два года на выборы в Бундестаг и останется ли после них канцлером на очередной, уже четвёртый по счёту срок, то сейчас в окружении канцлера обсуждают уже не победу Меркель в 2017 году, а вероятность её ухода в отставку ещё до выборов.

Следует особо подчеркнуть: такая реакция немцев оказалась неожиданной для А. Меркель. С фрау канцлерин случилась беда, которая частенько случается с лидерами, надолго задержавшимися у власти и потерявшими ощущение жизни на местах. А именно реалии этой жизни в стране, ставшие при ней ощутимо хуже, лежат в основе недовольства народных масс. Кризис беженцев лишь стал его детонатором.

Неолиберальная политика ограничения «социального партнерства», практикуемая христианскими демократами с момента прихода Ангелы Меркель на пост канцлера в 2005 году, дала свои плоды.

Здесь так же, как и в англосаксонских странах, бурно растет узкая группа сверхбогатых и стремительно нищают социально «слабое» население. По утверждению партии «Левая» (Die Linke), сегодня в Германии пятая часть населения находится на грани нищеты и утраты социальных прав. Вопреки официальной статистике число безработных растёт и выросло с 2,5 млн до3,418 млн человек. В силу того что в Германии широко распространилась частичная занятость, при выходе на пенсию частично занятые получают нищенские пособия. Но государство не склонно повышать размер минимальной зарплаты и, соответственно, минимальной пенсии.

Прежде знаменитое своими высокими показателями здравоохранение меняет свой облик в худшую сторону. Не хватает квалифицированного медперсонала, он работает в условиях стресса и недостаточно оплачивается. В ФРГ появляются две медицины: для богатых и для бедных, причем даже медицина для бедных грозит стать недоступной.

Не удивительно, что в русле такой политики А. Меркель намерена повесить расходы по приему беженцев на шею общин. Но для того, чтобы общины согласились открыть кошельки, нужно нагнетание страстей, нужна «гуманитарная катастрофа». Этот замечательный фокус проделывает не только А. Меркель, но и все остальные лидеры главных государств ЕС.

Германская парламентская партия «Левые», превратившаяся в последние годы в весьма влиятельную силу, прямо обвиняет А. Меркель в искусственном создании катастрофических условий не только для беженцев, но и для наиболее обделённых слоев населения.

Оказывается, фрау канцлерин не может выделить деньги для разрешения кризиса потому, что в Германии действует формула министра экономики Шойбле: Германия должна иметь «черный нуль». Другими словами — нулевую государственную задолженность. Отсюда и подход: бюджет распределен, лишних денег нет, в долг государство влезать не будет, пусть беженцев принимают федеральные земли и общины, а «социально слабые» выкручиваются сами.

Естественно, при таком подходе беженцы настоящей адаптации в Германии не получат. Ни полноценного образования, ни профессий, ни социально-медицинского обслуживания. Напротив, большинство из них станет участниками «дикого рынка труда», отсутствием которого так долго гордилось «социальное государство Германия». Наиболее активные и амбициозные пополнят криминальный мир этой страны.

Вот что пишет газета партии «Левая»: «По данным фонда Бертельсмана, 26 миллионов молодых людей оказались на грани вытеснения в нужду и безработицу. Поэтому политика ЕС увеличивает опасность борьбы за выживание между коренной молодежью и иммигрантами. Государство должно сломать правило «черного нуля» и взять многомиллиардные кредиты, чтобы покрыть самые актуальные потребности.

Мы требуем срочную программу в размере 25 миллиардов евро чтобы:

— поднять способность государства выполнять собственные социальные обязательства;

— предоставить срочную помощь коммунам для приема беженцев в размере 10 млрд евро;

— разработать федеральную спецпрогамму на 500 тыс. квартир для людей с низким доходом и беженцев в размере 8 млрд евро;

— разработать программы бесплатного профессионального и языкового обучения, интеграции и консультационных пунктов стоимостью в 7 млрд евро.

Первичный прием беженцев нужно полностью передать под ответственность центральных органов власти. В дальнейшем государство должно взять на себя стоимость размещения беженцев. Однако правящая коалиция не показывает готовности идти этим путем. Более того, она тонет в противоречиях, спихивая обязанности на федеральные земли».

Казалось бы, решение совершенно очевидно: не будет никаких страшных последствий кризиса, если правительство распечатает шкатулку и возьмет в долг совсем немного денег в сравнении с немецким ВВП. Но ни в Германии, ни в других странах ЕС этого делать не хотят. Приходится искать причины этой рукотворной ситуации.

Первое, что бросается в глаза, — это засилье либеральных мыслителей в штаб-квартире ЕС, которые не отказываются от неолиберальной экономики несмотря на ее очевидные провалы. Сама идея «социального государства» является для этих людей кошмаром уже потому, что им видится за этой формулой «призрак коммунизма».

Второй причиной с большой долей вероятности является предстоящее вынесение на подписание соглашения, получившего название «Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство» между США и ЕС, сокращенно TTIP.

По существу это уже вторая попытка протаскивания данного документа. 15 лет назад его идея была облечена в проект Соглашения по инвестициям (МСИ). Целью его было наделение международных корпораций такими же правами, как и национальные государства. В таком случае корпорации полностью взяли бы под контроль процессы в экономике Запада и разрушили остатки завоеванных трудящимися прав. Наступила бы эра нового рабовладения. Но тогда оппозиция и профсоюзы во время распознали опасность и широкими протестами ее предотвратили.

Похоже, теперь в Брюсселе и Вашингтоне взялись за дело всерьез — ведь на кону выживание: если не взять под тотальный контроль подавляющую часть экономики мира, то экономике Запада грозит гибель от саморазрушения, о чём говорят все авторитетные специалисты. Именно поэтому сегодня в ЕС затевается смута по созданию условий для протаскивания нового соглашения TTIP. Отсюда и скачкообразно возросший поток беженцев в Европу, и проволочки в мирном урегулировании сирийского конфликта и нагнетание напряженности среди населения ЕС. С этой точки зрения, протесты разнообразных сил, начиная с движения PEGIDA, кончая поджогами жилья для беженцев в общинах, играют на руку сценаристам TTIP.

Соглашение планируется открыть к подписанию в конце 2016 года. Именно тогда будут раскрыты если не все, то некоторые его секретные положения и именно тогда ожидается мощная волна протеста. К ней и идет подготовка. Разыгрывается классический спектакль, в котором внимание населения отвлекается на искусственно созданную проблему, а подписание соглашения будет подаваться как выход из удручающего экономического положения. Эпоха нового рабства приближается, и ради нее стоит разыгрывать грандиозные спектакли.

СловоДмитрий Епишин
Опубликовано
13 ноября 2015 г.

Прочитано 446 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

©  Славянская академия